Бригадир тракторно-полеводческой Чикойской бригады
Из статьи И. Самданова.
….И ездил на своей полуторке до тревожного тридцать девятого, когда 24-летнего Будажапа призвали в ряды РККА. Тогда его путь лежал в Монголию, где начались боевые действия с японцами. Восемь месяцев пришлось тогда воевать Будажапу. Он сел за баранку уже военной полуторки. Много лет спустя Будажап за участие в боевых действиях на реке Халхин-Голе был награжден боевым орденом МНР.
Началась Великая Отечественная война. В первые же дни войны его призвали в ряды Красной Армии. На фронте его посадили за рычаги мощного боевого танка. О его фронтовых дорогах некоторый данные очень любезно представил мне начальник 4-го отделения Селенгинского райвоенкомата, майор Бирюков Валерий Михайлович. Вот они сухие официальные данные:
«Призван в 1939 году. Участвовал в боевых действиях в МНР. Участвовал в Великой Отечественной войне в составе 190 и 319 танкового полка и 114 отдельной танковой механизированной бригады. Механик-водитель танка. Попал в плен в районе Харькова 8 июля 1942 года.». Майор Бирюков добавил: — Ваш родственник имеет еще две боевые медали».
….. Когда Очир Лудупов поравнялся со мной, я спросил его по-бурятски: «Ши нухэр, хаанахибши?» Он обрадованно успел ответить: «Из Кяхтинского района», но солдаты сразу нас пресекли: «Манд арф нихт!».
…..Лицо офицера в это время была чрезвычайно сосредоточенным. Он говорил: Дарю вам жизнь. Моему отцу подарили жизни русские солдаты в 1917 году, они тогда освободили его из русского плена А теперь слушайте меня внимательно. Показывая в сторону северо-востока он говорил — в этом направлении нет наших войск, кольцо окружения прорвано, идите только этом направлении и днём прячьтесь, идите только ночами, скоро вы встретите своих, больше не попадайтесь. Помните, не все немцы враги. Не веря своим глазам, не придумав что сказать, мы только сказали — спасибо товарищ. И мы с Лудуповым побежали, уже было темно. Мы долго бежали, потом только сели отдышаться. Шли всю ночь, перед рассветом подошли к берегу какой реки и спрятались в кустах. По небу по разным направлениям летали самолеты. Уснули мгновенно, сколько спали не помню. И вдруг кто-то крепко сжал мне рот. Когда я открыл глаза первым делом увидел красную звездочку на пилотке, это были наши русские разведчики. Слёзы радости покатились из глаз, радости нашей не было конца. Только в следующую ночь разведчики вывели в расположение одной стрелковой роты. Так счастливо закончилась эта необычная фронтовая история на Харьковском направлении летом 1942 года.
Будажап Дугарович сказал: — я до сих пор думаю, что побудило офицера немецко-фашистской армии пойти на такой рискованная для него шаг. Или он был антифашистом? Это осталось для меня вечной тайной.
Красная Селенга. 1991

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *